Историческая справка
Дворцовое село Степановское впервые упоминается в раздельной грамоте великого князя Московского, государя всея Руси Ивана III Васильевича, датируемой между 1496 и 1504 гг. Грамота определяет границу между Московским и удельным Звенигородским княжествами по реке Истре.

После Смутного времени село Степановское было пожаловано в вотчину князю Ивану Степановичу Урусову. В 1643 году князь продал село партиарху Иосифу « в дом Пречистыя Богородицы», а в 1656 г. Степановское вновь возвращается в дворцовое ведомство, становится вотчинным хозяйством царя Алексея Михайловича и вероятным местом его остановок во время посещения любимого им Саввино-Сторожевского монастыря.

Более чем столетний период существования усадьбы связан с известным родом Долгоруковых. В 1677 г. Степановское пожаловано князю Юрию Александровичу Долгорукову за расправу с предводителем крестьянского восстания Степаном Разиным. В 1694 г. князь П. М. Долгоруков получил грамоту, разрешающую в Степановском постройку деревянной церкви во имя Пресвятой Богородицы в честь ее иконы Живоносный Источник (с 1800 г. церковь Рождества Христова).

Живописные сосновые леса, окружающие село, и поныне хранят свою первозданную красоту. Не только украшением здешних мест, но и важное хозяйственное значение имели устроенные здесь еще в XVII веке и реконструированные в начале IXX века пруды. Девять больших плотин перегородили русло речушки Свинорки и образовали каскад прудов протяженностью более полутора километров.

Однако Степановское оказалось вне интересов Долгоруковых, и было продано. Хозяева его неоднократно менялись. Помещики Богдановы были последними владельцами. После революции 1917 года имущество усадьбы было национализировано. В начале 1950-х годов здесь началось строительство санатория «Истра», которое вызвало большой приток населения и образование поселка. В 1960-х гг. на смену дому отдыха были построены корпуса Московской городской онкологической больницы № 62. От старинной усадьбы к началу XXI века остался только обширный пейзажный парк с тихими прудами, плавно переходящий в лесной массив. На месте главного усадебного дома было выстроено больничное здание.

Неподалёку от больницы, в скромной временной церкви, построенной в 2015 году, совершаются Богослужения. Настоятель Знаменского храма города Красногорска, протоирей Владимир Шафоростов, был так же по совместительству настоятелем храма в Степановском. Первая Божественная литургия была совершена 1 марта 2015 г., в день празднования Торжества Православия. С этого дня в храме стали регулярно совершаться богослужения.
17 мая 2015 г., в день памяти священномученика протодиакона Николая Тохтуева, новый приход отпраздновал свой первый престольный праздник. Литургию совершил бывший благочинный Красногорского церковного округа протоиерей Константин Островский совместно с настоятелем отцом Владимиром Шафоростовым и отцом Михаилом Комоловым.

Много внимания уделяется пациентам, находящимся в больнице. Со всеми желающими проводятся беседы, служатся молебны о здравии перед иконой Божией Матери Всецарица. К тяжело больным священник приходит к каждому отдельно: соборует, исповедует, причащает. В великие праздники (на Пасху, Рождество и Крещение) существует традиция: батюшка обходит всю больницу, заходит в каждую палату, поздравляет медицинский персонал и всех пациентов.

С 2016 г. настоятелем храма стал священник Артемий Панасюк. На средства благотворителей в 2018 г. была установлена звонница, а 13 апреля 2019 г. после Божественной литургии, которую возглавил благочинный Красногорского округа иеромонах Николай (Летуновский), состоялось освящение колоколов, отлитых в мастерских Данилова монастыря.


По благословению Правящего архиерея в 2019 году приходу храма было передано деревянное здание бывшего временного храма, которое ранее было расположено в д. Путилково. После окончания строительных работ 15 октября 2021 года состоялось Великое освящение нового, красивого и вместительного храма. Чин Великого освящения и Литургию возглавил Управляющий Одинцовской епархией епископ Одинцовский и Красногорский Фома, которому сослужили председатель Епархиального суда Одинцовской епархии митрофорный протоиерей Константин Островский, секретарь Одинцовский епархии священник Дионисий Казанцев, и.о. благочинного Красногорского церковного округа протоиерей Владимир Шафоростов, настоятель храма священник Артемий Панасюк и клирики Одинцовской епархии.

Жизнь прихода не стоит на месте. 10 октября 2021 года открыла свои двери для детей воскресная школа, в ней ребята будут заниматься рисованием и изучать церковное пение. Помимо духовной поддержки пациентов больницы появились новые задачи —занятия с детьми, чтобы пробудить в них желание стать лучше, добрее, развивать их духовные потребности путем приобщения к православным ценностям.
Вера Николаевна Тохтуева: "Храм в честь папы"
Интервью с дочерью священномученика Николая Тохтуева
Николай Тохтуев
Советская власть была беспощадна к тем, кто веровал во Христа, кто нес евангельское слово и ни за какие награды и не боясь никаких телесных мук не снимал Креста. 6 февраля – дата особенная. Это день памяти новомучеников и исповедников Российских, всех, чьи имена известны нам, и тех, о чьем подвиге веры знает только Господь.
Священномученик Николай Тохтуев, диакон, обвинялся в том, что «являясь враждебно настроенным к существующему в СССР политическому строю, был тесно связан с отдельными участниками группы... существовавшей в Мытищинском районе, Князевым и другими (арестованы в 1939 году и осуждены в 1940-м)... Зная об открытых высказываниях Князевым... антисоветских настроений… укрывал его и не довел об этом до сведения органов советской власти...». Отца Николая, у которого было семеро детей, приговорили к восьми годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Его отправили в Севжелдорлаг, что в Коми. Последнее письмо он написал своим родным из поселка Кожва в начале 1943 года. Протодиакон Николай Тохтуев скончался в заключении 17 мая 1943 года и был погребен в безвестной могиле.


Храм
Вера Николаевна Тохтуева осталась единственным членом когда-то большой семьи, кто в октябре 2021 года присутствовал на чине великого освящения храма в честь священномученика Николая Тохтуева в селе Степановское городского округа Красногорск на территории 62-й Московской городской онкологической больницы. Чин Великого освящения и Литургию в новоосвященном храме возглавил епископ Одинцовский и Красногорский Фома (Мосолов).
– Эти чувства не описать, но самые яркие и сильные были, когда я только узнала о том, что в честь папы построен храм. Всё по воле Божьей происходило, – делится своими переживаниями Вера Николаевна. – Впервые о том, что есть храм во имя священномученика Николая Тохтуева, я узнала в 2016 году. Для меня это был вообще шок, потому что столько святых, и вдруг в честь моего папы есть храм. Первая служба там состоялась 17 мая 2015 года, а я узнала только через год. Это наш священник нашел информацию в интернете. Я пела в хоре – и вдруг слышу от него: «Вера Николаевна, а вы знаете, что в честь вашего папы есть храм?» Я говорю: «Да вы что!» Я, конечно, начала искать – где это, как туда попасть. Нашла настоятеля, и первый раз я в храме побывала в июле 2016 года. Храм еще был временный, маленький совсем. И потом с родственниками мы туда ездили на все праздники, с внучкой в основном и с племянниками. В 2019 году колокола освящали и говорили с благочинным (сейчас уже другой там) иеромонахом Николаем (Летуновским), что не получится, наверное, у нас построить храм, потому что это дорого. И территория там принадлежит онкологической больнице, и недостаточно места. Я так благодарна нашему бывшему благочинному отцу Николаю за то, что он предложил построить деревянный храм. Он сказал, что его никто не подожжет, потому что храм находится на территории за забором. И как раз освободился деревянный храм в соседнем селе. И с тех пор, с 2019 года, после Пасхи начали перевозить этот храм на новое место. 31 августа того же года состоялась его закладка, а 15 февраля уже 2020 года, на Сретение Господне, у нас была первая служба. Вот так!

Семья
– Расскажите, пожалуйста, про свою жизнь. Чем Вы занимались, что делали? Вы сказали, что пели на клиросе…
– Когда мне было восемь лет, мама привела меня в хор. Мы же жили рядом с храмом, в сторожке. У нас была 16-метровая комната на семерых детей и маму. В 1946 году самый старший окончил техникум и уехал в Ногинск. А остальные остались. И в 1956 году, когда закрыли просфорню, мы заняли вторую комнату. И мама всем занималась на кухне. У нас всегда кто-то приезжал – или с Урала, или какая-то бабушка там жила. Мама у меня была очень добрая. И когда крестили кого-то в храме, а в 50-х годах десятками крестили, наверное, мы освобождали кухню, сидели и ждали, когда закончится служба, потом крестили. И в этой же кухне были спевы. Правый хор у нас был очень большой, очень хороший, несмотря на то что такое безбожное время было. Приезжали и архиереи на праздники. Так я и сама запела. Кстати, нот не знала, хотя, конечно, надо было всё это изучать. И голос у меня неплохой, но не получилось учить меня музыке. Денег не было. Все ребята, мои братья, тоже пели. А у папы же голос был какой – его приглашали и в Большой театр, и в ансамбль Александрова, но он выбрал Церковь.
Мама нас одевала к службе во что-то новое, чистое. Но, конечно, мы плохо жили. Особенно в войну, но ничего, потихонечку. Получили все образование. Жаль только, что до 70 лет почти никто у нас не дожил из братьев. Умерли все. Два брата старших еще до маминого ухода, а остальные – после него. Мамочка умерла, когда ей было 94 года, в 1996 году. И за ней через полгода один, через полгода другой. Потом через два года. И в 2005-м, как раз когда состоялась канонизация отца Николая, уже не было никого из семьи, только я.
– А Вы сами служили или работали на светской работе, а в храм приходили петь?
– Я закончила технический институт. Как раз была мода эта – электронные машины. Институт был рядышком, в Королёве. И всю жизнь, конечно, я была довольна своей работой – я служила инженером.
– А Ваши дети, Ваши внуки, они же тоже наверняка в вере воспитаны? Вы им рассказываете про дедушку? Теперь уже многое открыто…
– Внуки уже взрослые, они сами уже знают. Они все читают. Внукам – 32, 34 года. А дочка у меня одна была, она умерла в 47 лет. В 2012 году.
– Сейчас есть силы ходить в храм?
– Конечно, это родной храм. Там икона папина была с самого начала. 17 мая 2006 года мы ее прославляли в храме нашем. И эта икона теперь находится в храме священномученика Николая Тохтуева в Красногорске. Я ее туда отдала, потому что у нас уже много королёвских новомучеников, а он один, и как раз она пригодилась.

Вера
– Это, конечно, очень личный вопрос, я понимаю, что Вы совсем мало с папой пообщались, судьба у него такая была тяжелая, но Вы чувствуете его молитву за Вас сейчас? Есть какое-то единение между Вами и папой?
– Я чувствую, что мне всё время по воле Божией всё подсказывают. Всё, что происходит, я не сама делаю, мне подсказывают. Обо всем я узнаю откуда-то… Вдруг отец Иосиф выскочил из-за алтаря и рассказал про храм. Да и об отце я немного знала. Мама ничего особенного мне не рассказывала. Но в 1999 году появилась первая книга «Простите, звезды Господни» Виктора Королева. И вдруг она попала ко мне. Как? Непонятно. Брату моему принес ее товарищ и сказал: «Женя, здесь про твоего папу есть». Там архивные документы о священномучениках. Составителю книги, видимо, в 90-е годы дали разрешение посетить архив, потом уже этого не было. И Виктор Королев полностью изучил архивные документы, письма папины. Все они есть в этой книге. Я ее всем купила – всем своим священникам, всем братьям, которые были живы. А сейчас уже у меня ни одного брата нет в живых, осталась одна я. И после этого я начала заниматься вопросами о канонизации.
– Получается, это с Вашей подачи священномученик Николай Тохтуев был канонизирован?
– Да, я приехала к игумену Дамаскину (Орловскому) в храм, передала ему все документы, потому поначалу обратилась в Патриархию, но там как-то ничего не продвигалось. А отец Дамаскин быстро-быстро всё это сделал. И появилась первая его книга, он мне подписал ее.
– А у Вас дома есть какой-то личный образ папин, именно иконописный?
– Тот, который передали в храм, – единственный. А остальные… Я очень много возила в Сергиев Посад. Там ей занимались специально, сфотографировали, сделали копии. Они почти ничем не отличаются от оригинала. И я эти копии много передавала: в Печоры две иконы, в Пермь, где папа служил в храме Успения Божией Матери. Поруган был этот храм. Я первый раз ездила в Пермь в 2013 году, там была какая-то спортивная школа. Смотреть было страшно на это! А сейчас там уже начали восстанавливать. А первую икону я отвезла в Пылосово. Как-то мне тамошний священник, отец Александр, позвонил. Сказал, что он из Перми, где мой папа служил. Я говорю: «Я так хочу на Урал, потому что у меня мама с Урала и папа с Урала». И он говорит: «Приезжайте, будем встречать». И в 2013 году я поехала. Он меня встретил, показал мне всё: село, где папа родился, храм, где родители венчались. У меня все фотографии есть. В селе Пылосово папа недолго служил. Епископ Аркадий услышал его голос и забрал к себе. И он уже служил с архиереем в Успенском храме в Кунгуре.
– Наши мамы, бабушки сталкивались с абсолютным безбожием. А сейчас – пожалуйста, храмы открыты – ходи, молись. Но даже многие священники говорят, что для того, чтобы Церковь развивалась, она должна быть гонима. Только тогда появляются и новомученики, и исповедники. Вам такая точка зрения созвучна?
– Мы все грешные. Мы это даже не очень понимаем. Но это действительно так. Потому что мы должны потерпеть, пострадать. И то, что нам дает Господь в жизни, надо пережить. У меня тоже вон сколько бед и напастей было – и братьев, и мамочки не стало. Но я полагаюсь на Бога. Господь всё знает. Но так, как мой папа, наверное, не получится у нас пострадать. Господь нас от этого оберегает.
Беседовала Наталья Шатова